UNTOLD STORIES

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » UNTOLD STORIES » Прошлое » How many times have I hurt you?


How many times have I hurt you?

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

«HOW MANY TIMES HAVE I HURT YOU?»
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

https://41.media.tumblr.com/d32c35fb7d2cbd9e9ee94c5e5e4ba9e5/tumblr_mhsexxpLR21s41nzwo1_500.png
Magdalena Arie, Ole Lukoje

После нескольких путешествий, которые их, определенно, сблизили и научили доверять друг другу, Оле и Магдалина попадают на бал в честь помолвки небезысвестного проклятого короля. Это испытание чести, доброты, верности, умения прощать и признавать ошибки. Простые человечески слабости, уязвленная гордость и пробуждение нового чувства, которому они еще не могут дать объяснение.

+2

2

- Ты снова приобрел краски. Цвет тебе к лицу, - она смеется, глядя на него, пожалуй, слишком долго задержав свою руку на его предплечье. Сам Оле тоже не спешит убрать своей руки с ее талии, и пару мгновений они так и стоят друг напротив друга в полуобъятиях с мягкими улыбками на лице. Магдалина ни сколько не слукавила, произнеся последнюю фразу, и об этом может сказать ее взгляд, прикованный к голубым глазам волшебника. Она приспособилась жить без своего колдовства, и единственное, чего не хватало колдунье в столько близком ей черно-белом мире, - лишь один цвет, за который любят аквамарин, топаз или сапфир.
- Немного жаль, что нам пришлось уйти оттуда, - не скрывая грусти, вздыхает Магдалина. Из всех показанных волшебником мест, по-настоящему удивительных и по-своему прекрасных, черно-белый мир был тем единственным, что очаровал молодую колдунью. Он был мрачен, холоден и хмур - казалось бы, кому такое место может прийти по душе? Однажды Оле назвал ее особенной, и, возможно, он был прав. Ни таинственный и лукавый Восток, с его бесконечными сокровищами в волшебной пещере, яркими красками празднеств, изобилием фруктов, сладостей и пряностей, мягких шелков; чарующими танцами, жаркими битвами, разворачивающимися посреди пустыни, и горячими, словно день, арабскими ночам. Ни причудливая, диковинная Страна Чудес с нескончаемыми безумствами, огромными, размером с гору, грибами, с озером из зефира, со снующими туда-сюда чашками, с трехносыми важными чайниками, что отказывались разливать чай, с говорящими животными, одетыми в камзол, с карточными стражами и обзывающими всякого подошедшего цветами. Ничто и никто не мог сравнится с этим миром, где звуки поглощались мягким шумом дождя, где шаги по вымощенной серым камнем дорожке сопровождались тихим ржанием запряженных в деревянные, скрипучие повозки лошадей, где все было определенно одним лишь цветом и его оттенком, словно все краски мира впитали в себя туман и сигаретный дым, где Оле учил  свою спутницу танцам под звуки шуршащего граммофона. В память о том мире остались лишь черно-белый костюм на сказочнике, и черное платье на колдунье, - Мы ведь всегда сможем вернуться туда? - Магдалина отпускает руку Оле и отрывает взгляд от его глаз. Она без тени сомнения определяет для себя мир - снова Зачарованный лес. Оле не предупредил, куда в этот раз им предстоит отправится, уверив лишь в одном, что это будет праздник. Они стояли посреди деревьев, и сквозь ветви можно было увидеть город. Видимо, нам не придется много идти до города, - не без иронии подмечает про себя Магдалина. Проходясь по городу, она ловит на себе удивленные взгляды горожан, и едва ли когда-нибудь к этому можно привыкнуть. Слегка приблизившись к лицу Оле, она с улыбкой замечает, что, возможно им "стоит сменить наряды", но затем добавляет, что ей "они очень даже нравятся".
Вечер стремительно накрывал город своей тьмой, и лавочники на рыночной площади убирали товар с прилавков. Магдалина подметила про себя, что это королевство по праву можно назвать не бедствующим и даже весьма состоятельным, но не это вызывало в ней странное беспокойство. Казалось, что этот город (внешне, абсолютно такой же, как и тысячи других) был необыкновенно знакомым, одновременно близким и далеким. Чтобы унять странные чувства внутри, Магдалина заверила себя в том, что все эти эмоции вызваны лишь возвращением в Зачарованный лес после долгих путешествий, и ничего более. Тревога была беспочвенной, да и любая опасность, которая встретится на пути, не помеха. Поддерживая платье, колдунья берет своего спутника под руку и одаривает его своей очередной широкой улыбкой. Не помеха, если рядом есть такой человек, как Оле. За то время, что они находились вдали от Зачарованного леса, этот чародей смог убедить Магдалину в том, что с ним она всегда будет в порядке. Далеко не безопасности, даже не в целости и сохранности, но в порядке. Он придет на помощь тогда, когда это будет необходимо, окажет поддержку, если произойдет что-то плохое, и непременно разделит радость. Он всегда был рядом с ней, есть и будет, даже если их разделят километры. Оле удалось сделать одну невероятно сложную и важную вещь - он избавил Магдалину от одиночества, которое пленило ее долгое время. А еще Оле верил в нее и в ее магию и доверял. А Магдалина доверяла ему. Всецело, всем своим сердцем.
И оттого ей становилось так больно с каждым шагом по коридорам роскошного дворца. Даже султан не мог похвастаться такими богатствами, даже в той волшебной пещере не было такого количества золота, как в стенах этого замка. Сердце в груди сжималось от боли и страха, и в один момент эмоции захлестнули ее так, что Магдалина перегородила путь Оле и взялась руками за его плечи.
- Я прошу тебя, давай уйдем, - на ее губах мелькнула беспокойная улыбка, хотя всеми силами Магдалина старалась удержать все эмоции в себе. Она огляделась по сторонам - вокруг не было никого, и только портреты на стенах, облаченные в золотые рамы, пристально и укоризненно смотрели на них, - Отправимся в другой мир. Зачем нам возвращаться туда, откуда мы начали путь? - Оле не понимает причины ее неожиданного порыва, и, очевидно, думает, что Магдалина скептически настроена на новое путешествие, как каждый раз. Только сегодня у колдуньи есть все основания для того, чтобы быть уверенной в провальности путешествия. Но она не готова рассказать Оле эту историю из своей жизни. Это слишком тайное, слишком личное, слишком болезненное, о чем она не сможет рассказать никому и никогда. Почему судьба возвращает нас к прошлому, которые мы отчаянно пытаемся забыть, но никогда не подпускает нас в будущем к тем, с кем когда-то нам было хорошо? Она действительно готова была забыть прошлое, чтобы оставить воспоминания, обиду и боль вместе с той частичкой себя, что Магдалина отдала своему обидчику, сохранив в себе только то далекое чувство, еще живущее в ней. Кажется, все это называется прощением.
Но все оказалось ошибкой. Гости собираются в огромном богатом зале, который сверкает золотом в свете тысяч свеч и луны. Люди вокруг одеты пышно и помпезно, на груди каждой женщины есть золотое украшение, часы каждого мужчины сделано из того металла. Неужели, Мидас так глуп, что попусту растрачивает подаренные ему силы? А затем в голове колдуньи мелькают один воспоминания о ее Горном Лесе, обращенном в золото. Мысли о том, что все эти люди могли просто варварски использовать все то золото из проклятого королевства, приносили все большую боль. Ее рука легла на стоящий на столике канделябр, в безуспешной попытке еще раз снять магию Мидаса. Она по-прежнему ничего не могла сделать, чтобы помочь всем проклятым созданиям. Только лишь отомстить.
С минуты на минуту должен появится виновник этого торжества, и колдунья не простит себе, если пропустит это. Магдалину неожиданно пробирает дрожь, которая усмиряет все еще чувства, а в памяти проносится оставшийся так далеко позади вечер, когда Оле предложил ей путешествовать. В голову врезаются все одни и те же мысли о мести. За то, что тщеславный король, стоящий сейчас в центре зала, сделал и за то, на что у него не хватило сил. Лживый, мерзкий, подлый Мидас. Стоишь посреди зала со своей... своей... графиней, герцогиней? На нее ты променял мои чувства, мою любовь? Не сдержал обещание и сбежал, как последний трусливый гад на утро. Забрал в ту ночь две самые ценные вещи, две единственно важные вещи в моей жизни - часть моей души и часть моих сил, пообещав остаться. Но ты, счастливый, что обманул ведьму, вернулся в свое королевство... Думаешь, ты сможешь править здесь? Сможешь поддерживать свое процветающее королевство моими способностями, в то время как ими же погубил другое? Ты ошибаешься, Мидас... Губы колдуньи растягиваются в зловеще широкой улыбке, когда, наконец, король Мидас заканчивает свою приветственную речь и видит перед собой Магдалину. Столь долгое игнорирование ее даже обижает, в конце концов, в зале не найти другой девушки, что стояла бы в черном платье из другого мира, а на шее у нее было бы всего лишь серебряная подвеска. Ведь все, в этом королевстве, могли позволить себе золото. Начинает играть музыка, и боль в который раз сжимает все нутро Магдалины. В глазах Мидаса она видела только лишь страх и беспокойство, ни тени светлого чувства, ни капли былой любви. Его спокойный танец с невестой - плевок ядовитой твари в душу. Восемь счетов прокружат в центре зала король и его будущая королева прежде чем и гости будут вовлечены в танец. Магдалина отворачивается, не в силах смотреть на этот праздник, и упирается взглядом в плечи Оле. На мгновение ей хочется закричать и обвинить в своей настоящей боли волшебника, но она лишь тихо приглашает его на танец.

+1

3

Она научилась путешествовать с ним. Держаться за него крепко, пока Оле перемещает их сквозь миры и пространство, выбираться из ловушек и дурить жуликов раньше, чем они собирались сделать это с ними же, научилась выбираться из передряг своими усилиями, без использования волшебства. Иногда она путешествовала ящеркой на его плече или нагрудном кармане и что-то тоненько говорила ему, отчего сказочник мог рассмеяться, шокируя окружающих. Но ему было всё равно - никто не запоминал его лица. Яркое, выразительное, с проницательным взглядом, но в памяти... не задерживается. Словно повстречали призрака. Быть на глазах у людей, но не иметь "лица" - судьба не из легких, но Оле привык. Ему, в общем и целом, было наплевать на прохожих, ведь хотелось жить только в памяти у тех, с кем имел удовольствие пересечься на практике.
Они учились доверять друг другу. В разных мирах и королевствах им приходилось ночевать, где попало - в палатках, шатрах, в комнатах трактира. Порой приходилось делить одну постель и одеяло, но смущаться не приходилось. Максимум, что они могли позволить себе - это легкое соприкосновение руками или объятья, чтобы согреться. В последнее время это происходило чаще, и Магдалина порой сама выступала инициатором этих объятий, и в такие моменты Оле хотелось крепко сжать ее в своих руках и не отпускать так долго, пока обоим не надоест, но он всячески подавлял в себе подобные желания, чтобы не давать повода для двусмысленных раздумий. Чего-чего, а усложнять все не хотелось, как не хотелось рушить ту гармонию, что установилась в их отношениях.
Оле частенько ворчал, как седой старикашка, отчитывающий внуков, почему Магдалине ни-че-го не нравится. Она порой казалась ему ребенком, но очень привередливым и разборчивым. Со стороны это выглядело так, будто Магдалина позволяла показывать себе миры и чудеса, а Оле должен был ее всенепременно удивлять! В отместку она выслушивала причитания и забавные возмущения из уст сказочника, который порядком устал ломать голову над тем, чем же удивить молодую колдунью. Говорящие звери, растибулки, ковры-самолеты... Магдалина воротила носик и выносила свои вердикты. Оле расстраивался, но это лишь провоцировало желание добиться своего и показать Магдалине что-то, от чего она точно окажется в восторге. И вывод пришел достаточно неожиданно и спонтанно. Он покажет ей мир без магии и без цвета - двух вечных спутников каменной колдуньи.
И, - о чудо! - самый невзрачный, холодный, одноцветный мир полюбился ей больше всех чудес, которые ей показывал сказочник. Мир без магии, мир, в котором золото не имело цвета. Оле хотелось бы узнать, почему она не любит золото, почему этот металл неподвластен ей и кто проклял ее Горный лес. Но как ни пытался он узнать, выведать хотя бы малейшую деталь этой истории, полной загадок и тайн, Магдалина, одной ей известным и подвластным способом уводила тему, отвлекая мысли Оле Лукойе от его вопросов.
Но вот они снова обрели цвет. Его глаза перестали быть серыми и волосы пепельными, а на щеках снова возможно было разглядеть румянец. Все, что выдавало их присутствие в черно-белом мире - это необычные костюмы, совсем не привычные и странные для жителей Зачарованного Леса. Черное кружевное платье с рукавом на три четверти и декольте - у нее, костюм из черного шелка у него. Смешно, что золото почти не имеет цены там, откуда они прибыли; но ткани высоко ценятся и показывают дифференциацию народа и качество жизни классов. Основной валютной единицей был серебряник, чуть меньше - медняк, а остальное и вовсе расценивалось железом. Магдалина едва ли не влюбилась в эту вселенную, такую резко отличающуюся от других миров, неповторимую и странную - и то же самое Оле мог бы сказать о ней. Она была особенной, неповторимой, такой же странной, как он [сумасшедшей], схватывала налету все, чему он ее учил. Оле и не заметил, как Магдалина стала единственным человеком, который был способен удержать его так долго, как пожелал бы, единственной женщиной, которая имела над ним власть. Он не осознавал этого в полной мере, догадываясь лишь краем сознания и внушая себе обратное, но девушка стала для него очень близкой. Вероятно, Магдалина, как никто другой понимала его одиночество, и вместе они несли этот груз, не боясь оступиться. Оле давно не чувствовал себя так хорошо и спокойно, и с появлением Магдалины его жизнь заиграла новыми красками. И он хотел показать ей все, что видел/видит сам, каждое странное волшебное существо, каждый мир, хотел показать, каков рассвет в открытом море и закат на его берегу. Любому живому существу необходимо, чтобы его слушали, даже просто были рядом - Оле не был исключением, а Магдалина справлялась с ролью слушателя или ученицы даже более, чем прекрасно. Он не уверен, слушает ли она его постоянно, все эти объяснения и рассказы, или только делает вид, отвлекаясь на красоты природы и архитектуры вокруг, но их такой расклад вполне устраивал. По крайней мере, никто еще не жаловался, иначе не стояли бы они так долго, переплетя руки и держа друг друга за плечи или талию, рассматривая глаза друг друга после возвращения им цвета.
-Ты была такой яркой в бесцветном мире. Звучит как парадокс, но ты бы видела, как это прекрасно! Зеленые глаза горят на черно-белом фоне. Они наверняка такого давно не видели,  - "и я тоже" - домысливает подсознание, и Оле улыбается этой мысли так по-доброму и даже слишком нежно, что вызывает ответную улыбку. Магдалина чудесно улыбалась, хотя и не так часто, но к этому Оле тоже привык. Его спутница была серьезной девушкой, способной завалить нескольких наемников в охраняемом султанском дворце. Сказочник сгибает руку в локте и предлагает взять его под руку - этому она научилась в черно-белом мире, побывав на настоящем аристократическом балу. Вот только сейчас их ожидало другое торжество, но тоже бал, только совсем иного формата и дресс-кода. По сравнению с тем обществом, в котором Оле и Магдалина побывали в Бесцветном мире, сказочные принцы и герцоги покажутся ей ряжеными дикарями, а не джентльменами, князьями, адмиралами да учеными-изобретателями.
-Конечно. Вернемся, когда только  пожелаешь, - отвечает волшебник на ее вопрос, просьбу вернуться как-нибудь в готический мир, и тут же переключается, ухмыльнувшись собственным мыслям: -Я не могу поверить, что тебе так понравилось там! Честно говоря, если бы ты сразу сказала, что хочешь чего-то не волшебного, мы бы... Хотя, забудь. Мы прибыли в тот мир тогда, когда нужно, иначе бы это не возымело такого эффекта. - Так они и проболтали всю дорогу до королевства. Но чем ближе казались своды дворца, тем мрачнее становилась Магдалина. Оле и сам удивился переменам, произошедшим со знакомым некогда замком. Он весь изнутри и немного снаружи был золотым, роскошным, самым дорогим монументом во всем Зачарованном Лесу.
-Что же это такое? Когда...- тихо произносит Оле, удивленно рассматривая стены и убранство дворца. Стук каблуков Магдалины отдается непривычным эхом, но Оле на него не отвлекается, пока тот не стихает и фигура колдуньи не возникает прямо перед ним, останавливая и прося уйти. Оле не совсем понимает причину такой реакции, поэтому старается просто успокоить спутницу: -Ты волнуешься? Все будет хорошо, не волнуйся. Я буду рядом, если что-нибудь вызовет у тебя беспокойство. - мужчина тепло улыбается и заботливо поправляет выпавшую из прически прядку волос, а затем берет девушку за руку и ведет в бальную залу. Внутри уже много гостей, у каждого из них дорогие украшения и костюмы, а вскоре и сам виновник торжества выходит к подданным, начиная свою речь и представляя свою невесту. Оле поглядывает на Магдалину, чей взгляд выражает полнейшее недовольство и злобу, словно невеста, у которой сорвалась свадьба, а она вынуждена быть подружкой невесты на торжестве у соперницы. Все это очень странно, и Оле пока не может понять, что здесь, Смерть тебя подери, происходит. [float=right]http://savepic.ru/8752831.gif[/float] Он все же тревожится относительно того, когда этот дворец успел стать золотым, а королевство разбогатеть, и наклоняется к уху Магдалины, негромко рассказывая ей о прошлом:
-Здесь что-то нечисто. Я лично знал покойного короля - обыграл его как-то в шахматы. Играли на корону его почившей матери, можешь себе представить? Азартным был покойничек, разбазарил почти все королевство, когда на престол взошел его сын Мидас. Разруха, бедность, высокая смертность и долги... И посмотри, что стало за... двадцать лет? Может, меньше. Что, прости? - Оле резко замолкает, вскинув брови и озадаченно глядя на Магдалину, которая только что пригласила его танцевать. Гости уже присоединяются к королю и его невесте, кружась в танце, и только они вдвоем словно замерли. Чего уж, а инициативы Магдалины в вопросе танцев он явно не ожидал. Впрочем, подвоха волшебник не увидел, а, наоборот, буквально просиял от толики счастья, испытанной этим предложением. Действительно, кто же не танцует на праздниках? -Позвольте пригласить Вас на танец, моя леди? - исправляется мужчина, приложив руку к сердцу и поклонившись партнерше, а затем взял ее  тоненькую ладонь в свою руку и притянул к себе, начиная их  танец. Магдалина умеет танцевать - теперь умеет, ведь их уроки в Бесцветном мире не прошли даром. Вот только несмотря на этот зрительный контакт и учащенное дыхание, поворот вокруг ее оси и его дыхание около ее уха не отменяют тайного желания снова оказаться в другом мире, слышать вместо оркестра пластинку граммофона и кружить по гостиной отеля Трансильвании. Оле поворачивает голову левее, почти соприкасаясь носом с ее щекой, и притягивает чуть ближе, выполняя поворот. Черт бы побрал эту смену партнеров! -Забудь о счете, доверься партнеру, ты великолепно танцуешь, - успевает прошептать ей на ухо прежде, чем отстраниться на вытянутую руку и, подарив мягкую улыбку, передать партнершу в руки следующего танцора.

+1

4

Она вовсе забыла о том, с кем пришла сюда. Такова человеческая природа, в один момент люди могут отвлечься от самого близкого, от единственно дорогого человека в своей жизни ради того, кто едва ли дорожит знакомством. Некогда ослепившее колдунью желанье мести, которое буквально навязало Магдалину в спутники к Оле, вернулось вновь и отвела душу девушку дальше от волшебника. Кружась с ним в танце, она неизменно смотрела в сторону короля Мидаса и его, разумеется, самой прекрасной и милой невесты. Почему прошло так много времени с того момента, как они расстались, но молодой король все еще не был обручен? Прошло уже несколько месяцев как простился с Магдалиной, с фальшивым сожалением говоря о том, что он помолвлен с другой женщиной и должен уйти. Уйти, потому что обнищавшее по вине отца королевство нуждается в приданом его избранницы. Столько брошенных на ветер слов, столько мерзкой лжи и обмана, столько невыполненных клятв и всего одно, самое важное, самое дорогое и самое болезненное признание в любви. Ее юное сердце тянулась к этому светлому чувству, не замечая темных уголков души избранника. Ей хотелось верить в то, что она искренне, сильно и бесповоротно любит своего принца, а он, в свою очередь, страдает оттого, что вынужден жениться на другой из-за каких-то материальных благ. Как же мелочны люди, о боги! Что для них было неведанным богатством, Магдалина могла получить одним лишь прикосновением тонким пальцев. И в своем даре, в своей способности дарить всему дорогой блеск благородного метала или сверкания изысканных камней. Она молит Мидаса оставить невесту, а взамен тому она подарит его королевству несметные богатства, только бы быть рядом со своей любовью. Но молодой король с грустью говорит о том, что нельзя предугадать нужное количество золота, а глупая колдунья соглашается разделить с ним свою силу. Она лишится всего ишь малой части своей чарующей магии, откажется от желтого, отчего-то столь ценного металла в пользу Мидаса, зато сможет быть с ним. Но еще никогда ей не приходилось совершать таких ужасных ошибок. Осчастливленный молодой король сбежал, оставив Магдалину с разбитым сердцем и раздробленными силами. Запершую себя в скале и укутавшую в печаль, боль и одиночество, которое через некоторое время смог разрушить один волшебник.
Если бы только Магдалина нашла в себе оторвать свой обезумевший от накатившей боли и ненависти взгляд от проклятого короля и посмотреть на Оле. Вновь, в эти мягкие и добрые глаза, дарящие покой одним лишь своим цветом. Чтобы наконец почувствовать его крепкие руки, ведущие за собой в танце, чтобы забыть прошлое и вернуться сюда, в свое светлое настоящее. Но она не может отказаться от мести. Или же дело бы не только в жажде расправиться с Мидасом, но и в девушке, кружащейся с ним с этой улыбкой на лице. Она улыбается не прекращая и смотрит на всех вокруг своими теплыми глазами. По ее мягкой коже, по белому кружеву платья рассыпаются светлые локоны. Она словно сама вся соткана из кружева и золота, такая светлая, мягкая и теплая, похожая на летнее солнце, в лучах которого так блестит золото. Скалы же всегда укрывают золото от лишних глаз и солнечных лучей, но никогда желтый металл не вернется вновь на рудник. 
Магдалина уже не слышит музыки, не чувствует под ногами пола и не знает ни о чем, кроме одной лишь вальсирующей пары, пусть даже и не смотрит на них. Ее взгляд абсолютно пуст, она не чувствует, в какой близости она находится с Оле, не думает о его учащенном дыхании и ничто внутри не реагирует на шепот у уха. Она только лишь отстраняется, едва успев взглянуть на мужчину, чтобы встать в пару с другим. Слишком далеко от Мидаса, а тебе необходимо добраться до него. Круг слишком большой, кажется, и за всю ночь невозможно будет пройти его весь, чтобы оказаться раз напротив короля, а потому Магдалина в один момент нарушает привычный ритм танца, отстраняется от очередного партнеры и пересекая бальную залу идет в сторону короля. Очередная смена партнеров, и какая-то женщина уже протягивает руку к Мидасу, но затем ее вдруг отчего-то передергивает, и она спотывается, едва на падая на пол, но с ней абсолютно все в порядке. Магдалина лишь на секунду заставляет металлический каркас ее платья сжаться, чтобы женщина не смогла подарить танец интересующему колдунью мужчине.
- Не задерживайте танец, Ваше высочество, -  Магдалина кладет руку на плечо Мидасу и смотрит на него пронзительно и угрожающе, но не роняет ни слова. Ей нравится чувствовать власть над ним. Страх и паника в его глазах, мечущихся по залу в поисках невесты, не дают тебе покоя, - Вы же понимаете, король Мидас, что я пришла не просто так, - она слегка склоняет голову и прищуривает глаза, стараясь придать своему виду как можно больше уверенности. Но, говоря на чистоту, никакого плана действий у колдуньи не было, и если приглядеться внимательно к ее зеленым глазам, то это можно было бы увидеть. Но ее кавалер не пытался этого делать, избегая взгляда Магдалины. Ее это отчасти ранило, ей хотелось бы заглянуть в глаза короля и узнать, что творится в его душе, найти то место в сердце мужчины, которое занимала она. Но, очевидно, внутри него приют нашли только две вещи - золотого и его солнечный луч, с которого Мидас в течение всего танца не сводил глаз. Его молчание раздражало колдунью еще больше, - Неужели ты думал, что я оставлю без внимания твой подарок? Твои грандиозные золотые статуи в моем лесу? - Магдалина переходит на тяжелое шипение и шепот, временами оскаливаясь, словно разозленный зверь, - Ты обещал остаться со мной, обещал бросить свою невесту, - легкий кивок в сторону его невесты, и Магдалина уже чувствует сжатую на своей талии руку. Он будет готов на все, чтобы защитить ее, и осознание этого наносит все более глубокие раны в душе колдуньи, но вместе с тем приносит и один из планов. По крайней мере, угрожая смертью его невесте, Магдалина может добиться от него возвращения в нормальный облик ее леса. Но только сможет ли она удержаться от того, чтобы не обратить в каменное изваяние потом и эту девушку, разумеется, ни в чем невинную жертву. Это было бы справедливо, одним ударом она поразила бы сразу две цели, забрав самое ценное у Мидаса, что может сейчас быть, и это должно принести ей облегчение... - Я требую аудиенции с тобой. И тогда никто не пострадает, - в ответ на слова колдуньи Мидас резко отстраняется и очевидно жестом заставляет стражу замка напрячься и быть готовыми к защите. Музыка постепенно стихает, и Магдалина вдруг в ужасе понимает, что ей необходимо немедленно что-то предпринять.
- Хочешь остановить меня армией? - тяжелое дыхание выдает ее страх, но Магдалина все выше поднимает подбородок, стараясь скрыть переполняющие ее чувства, - Король Мидас, - ее голос звучит громко и властно, как у строго учителя, который отчитывает  своих людей, выглядит колдунья, несмотря на внешне юные годы и хрупкость, достаточно сильной, - Вас одарили уникальной силой, но распоряжаетесь вы ею не во благо,- она говорит медленно и вкрадчиво, каждым неспешным шагом возле короля подчеркивая слова, - Более того, ваш обман и побег не могут остаться безнаказанными, - люди, столпившиейся вокруг, начинают шепотом обсуждать происходящее. Они заинтересованы, они хотят услышать сплетни, хотят знать обо всей грязи, творящейся в королевстве и в короле. Рыба гниет с головы? Но даже золотая корона не скроет этой гнили. Двое стражников подбегают со стороны дверей, и  Магдалина, молниеносно реагируя и не отдавая себе полного отчета в действиях, больше для вида топает ногой, заставляя мраморно-каменный пол вокруг нее и мужчины пойти трещинами, не подпуская никого ближе. По всему залу сначала разносится звук осыпающегося камня, а затем вздохи особенно впечатлительных барышень. - Пусть они смотрят, но не подходят. Я расправлюсь с каждым, - Магдалина свирепо глядит сначала на шокированных стражников, а затем на Мидаса, ожидая его действий и слов. Извинений ли, пощады или угроз - чего угодно, лишь бы обратил хоть какое внимание, ведь сложнее всего быть пустым местом для важного сердцу человека. Мидас снимает с руки тяжелую перчатку, и только сейчас Магдалина начинает задумываться о том, для чего необходим этот необычный аксессуар. Впрочем, возгласы людей вокруг помогают понять это быстрее, ровно как и то, что уже слишком поздно куда-либо бежать. Она замешкалась всего на мгновение, отвлекаясь на слова людей, но королю было этого достаточно, чтобы преодолеть короткое расстояние между ними. В испуге Магдалина закрыла глаза и едва не закричала, услышав лишь брошенные со злостью ей слова: "Знай свой дар". Она лишь почувствовала грубое прикосновение к своему плечу и мертвую хватку. Убита своими же силами... Секунда-другая, а Магдалина по-прежнему тяжело дышит и слышит голоса людей. Она открывает глаза и видит перед собой лишь режущий глаза блеск золота. Нервно дергает рукой, через боль выбираясь из хватки металлических пальцев, и слышит на мгновение поднявшийся шум, но все еще прикована к статуе Мидаса. Магия не подействовала на нее и, очевидно, обратилась против направившего заклятье. Значило ли это то, что теперь отданная часть силы вернулась к Магдалине? Она медленно положила руку на холодное плечо,стараясь отозвать проклятье, но снять чары ей не удалось. Ей кажется, что скоро будет слышен хруст ребер, что давящая боль вот-вот переломит ее грудь. Она не слышит никого вокруг, но ведь должна подняться паника, и тогда вдруг Магдалина вспоминает об Оле и осматривает зал. Все люди стоят неподвижно и тихо, устреми свои взгляды в пустоту, и только лишь один человек смотрит прямо на нее. С такой злобой, с такой ненавистью и с таким... разочарованием.

+1

5

Оле чувствует магию. Слишком сильно, чтобы не замечать ее присутствия. Она повсюду, в каждом уголке замка, на каждом госте, в каждой статуе; магия в нем самом, магия в Магдалине - и вот это все сказочнику совершенно не нравится. У волшебства, как у серебра и золота, есть удивительное свойство - искушать. Даже самое сильное сердце не способно противиться этой силе. Любой человек, любое существо, не зависимо от того, обладает оно магией или нет, всегда чувствует магические силы, а потому склонны поддаваться им. Терять голову, летя мотыльком на свет, становиться злее и увереннее, используя ситуацию для своей выгоды. Оле мог бы назвать волшебство пороком, но тогда бы он сам стал первородным грешником... Впрочем, героем он себя тоже не считает, и подобной участи обошли только пятеро его творений, стоящих на страже лишь добра и счастья. Атмосфера замка давит на волшебника, не внушает доверия и восхищения, зато гости кажутся довольными и счастливыми, сам виновник торжества, кажется, счастлив. Рука в перчатке, снова волшебной, говорит сказочнику, что все позолоченные стены и вещи - дело рук короля Мидаса.
Луноликий чувствует людей. Их настроения, внутренние ощущения, сомнения. Он всегда чувствует, как колеблется гармония души каждого, кто сталкивается с магией и находится в зоне ее влияния. В Магдалине просыпается сила. Магия, которую она обещала не использовать, по крайней мере, при Оле, слишком мощная, разрушительная, практически равновесная со способностью короля, и это заставляет сказочника забеспокоиться. Он отчего-то не думает, что эти два дара могут быть между собой связаны и принадлежать одному владельцу, а думает, что, наверняка, одна из сил почувствует вторую, и магический баланс пошатнется. Что-то сродни алхимии,  которая должна осуществлять изменения внутри одушевлённого или неодушевлённого предмета. Только здесь одна магия соприкасается с другой, образуя взаимодействие, которое приведет не к самому радужному финалу. Поэтому Оле нервничает, хотя старается этого не показывать. Ему не хочется, чтобы Магдалина перестала контролировать себя и использовала магию, потому что в данный момент он особенно остро ощущает, как сильно ее силы способности хотят выйти наружу. Беда, собственно, состоит еще в том, что и сам Оле чувствует, как просыпается его магия, как точно так же становится сильнее... -Слишком много волшебников на квадратный метр, -  думается мужчине, когда он боковым зрением наблюдает за реакцией своей спутницы на торжественную речь короля. Слишком бурная реакция, хотя и не выражена на лице слишком явно. Магия на кончиках ее пальцев.
Ритм вальса уносит молодую колдунью в танец, он должен дарить ей легкость и радость, неловкое волнение, как тогда, когда Оле учил ее танцевать под мелодии из старого патефона. В конце концов - это же бал! Каждая девушка мечтает оказаться на королевском балу, танцевать с принцем или королем [Мидас удивительно молод для короля] и веселиться до утра. Магдалина же отчего-то несчастна, и Оле ломает голову, пытаясь понять первопричину. Но Магдалина не говорила ему ничего о своих беспокойствах, она не говорила, ровным счетом, ничего, что могло бы изменить ход событий, дало бы сказочнику более полное видение картины и ее внутреннего мира - он бы, несомненно, помог ей, расскажи она о себе больше. Иллюзия откровений - вот, что это было. Когда тебе кажется, что ты знаешь человека, а на самом деле не знаешь о нем ничего. Оле поймал себя на мысли, что в действительности не знал о прошлом колдуньи ничего, кроме тех воспоминаний, в которых присутствовал он сам. Все было одной большой иллюзией. Почему она жила на горе? Зачем Мидас превратил ее Горный лес в золото? Самые важные воспоминания, о которых он ничего не знал. -Не узнавал. - Поправляет себя, мысленно оправдывая колдунью. Она ведь не виновата в том, что не рассказывала тебе того, о чем ты не спрашивал. Не обязана была.
По всему залу разносится звук осыпающегося камня, пол трескается под ногой Магдалины, а одна из барышень от страха отпрыгивает назад, налетая на Оле, который по инерции поддерживает ее ладонью о спину, не давая упасть от волны вибрации из-за треска камня под ногами. Он непонимающе смотрит на Магдалину и Мидаса, препирающихся между собой, и не может отогнать наваждение, что случится что-то плохое. Не потому, что ситуация накалена до предела, а потому, что магия в каждом из оппонентов вот-вот вырвется, вопрос лишь времени и реакции. Мидас более сдержан, а потому обладает большими шансами на победу тактическим путем, а не эмоциями. Но Оле не вмешивается. Его взгляд от удивленно-тревожного сменяется разочарованным, потухшим, даже усталым. Он не должен вмешиваться не в свое дело. Это не его война, не его трагедия. Все, что теперь его - это ее обман, который все же он оправдать не может. Зато может - и должен - позволить ей сделать это. В первый и последний раз. Устроить свою вендетту, насладиться тем мгновением, которое колдунья ждала долгие месяцы. Вот только сказочник знает, что удовольствия ей это не принесет, и испытывает, к собственному ужасу, смутное подобие радости. Он просто позволит ей совершить ошибку, потому что все имеют на это право.
В следующее мгновение происходит то, что никто не ожидает, даже Оле. Столкновение сил, обернувшееся печально для Мидаса и показавшее истинную прародительницу дара. Теперь не осталось сомнений, что способность управлять золотом изначально принадлежала Магдалине. Очередная история о люби. Несчастной и разбитой. Не твоей. Самое отвратительное - не знать ничего и узнавать последним. Когда думаешь, что играешь не последнюю роль в жизни важного для тебя человека, а на деле оказывается обратное - паршивое чувство, никому не пожелаешь. Хотя именно это и испытывает Магдалина к королю, по этой же причине он решается атаковать первым, поддаться разрушительной силе своей способности, чтобы предотвратить ее попытки причинить вред. Трус. Такой же слабый и ведомый искушениями, как и его отец. Когда по зале проносится первая волна вздохов и восклицаний, готовых обернуться паникой, Оле решает вмешаться. Оле точно также слаб, когда дело касается собственных чувств. И чувства эти, к сожалению, задеты до глубины души. Его магия сильна, но не благодаря добрым намерениям. Магия становится более сильной, когда чародеем действует гнев. Оле зол. Чертовски зол, просто в ярости, и его разрывает от чувства обиды от предательства той, кому он так доверял. И более его злит тот факт, что Она не реагирует на него, даже не смотрит в его сторону, совершенно забыв о нем. Словно бы Оле - один из гостей этого праздника жизни, пустое место, ничего не значащего в эти самые минуты возмездия. Волшебник освобождает свои силы, вводя присутствующих в транс прежде, чем поднимается паника.
[float=left]http://savepic.ru/9080081.gif[/float] Стоя посреди залы прямо на трещине в полу, с чуть вытянутыми руками, которые секунду назад усыпили всех, кроме себя и Магдалины, он смотрит на нее в упор. Может, хоть так привлечет ее драгоценное внимание? Но сейчас ему оно не нужно. Ему от нее ничего не нужно больше - это читается во взгляде, полном бессильной злости, осуждения и боли. Ловит ее взгляд, напуганный и потерянный, и старается притупить возникшее чувство жалости и сострадания, потому что не может простить эту выходку. -Ты победила, поздравляю тебя. - Холодно бросает мужчина, не желая более объясняться с колдуньей. На самом деле, он хотел бы поговорить с ней и даже помочь, попроси она его об этом; но сейчас было прийти в себя и успокоится. Ураган, который бушевал внутри него, уже добрался до сердца и разрывает его на части, а Оле не может понять, почему так неприятно. Потому что воспользовались. Даже этот танец, как глупая попытка вызвать ревность того, кому все равно - было и будет...
Волшебник отводит взгляд, разрывая зрительный контакт, и разворачивается к Магдалине спиной, уходя прочь из зала на свежий вечерний воздух. Он не выходит через парадную дверь, а сворачивает на балкон, задергивая за собой занавеску, подходит  к перилам, по которым бьет ладонями со всей силы, сжимая зубы и напрягаясь каждой клеточкой тела. Снова ошибся, обжегся, доверился зря. Нет, Оле не жалеет, что показал ей новые миры и спас от одиночества, но жалеет, что так опрометчиво раскрыл ей душу. Это не было нужным. Ей это было совершенно ни к чему. Оле поднимает взгляд, видя в вечереющем небе Луну, и пытается найти ответ на немой вопрос: что же он чувствует к этой каменной ведьме?..

+1

6

Люди так любят портить все .
Люди - пленники своего прошлого. От него невозможно избавиться, как ни старайся, как ни сжигай все мосты и ни избавляйся от предметов, напоминающих о былом, от навязчивых воспоминаний убежать нельзя. Можно лишь принять то, что случилось, простить себя и другого за слабости, за все проступки и причиненную боль, принять это, как часть себя самого. Прошлому нужно быть благодарным за то, каким оно сделало тебя сейчас, но ни в коем случае нельзя бежать от него. Нельзя отрицать его и стараться вернуть. Отомстить. Месть - худшее лекарство от утраченной любви, которое не заполняет проеденную болью пустоту, а только заставляет сожалеть обо всем и опустошает. Магдалине казалось, что отплатив за содеянное Мидасу, ей станет легче. Это стало ее наваждением, единственной целью, хоть и на время задвинутая в долгий ящик, только теперь, когда на своем теле проклятый во всех отношениях король ощутил свою силу, колдунья потеряла все. Былую цель и новую возможность отпустить собственное прошлое. В огромном, наполненном людьми, но таком пустом зале, был лишь один живой взгляд. Он ждал этого момента, чтобы столкнуться с ее обезумевшими от страха и боли глазами, заставить обратить на себя ее внимание. За те несколько минут, в которые она дала слабину, позволив спрятанной где-то внутри боли и уязвленной гордости взять верх и затянуть гневной пеленой ее разум, Он ждал. Оле - человек фантастически проницательный и умный, а, главное, верящий в людей и в самое лучшее в них. И он верил в светлость души Магдалины, несмотря на те темные стороны ее магии, которые увидел сам. Он верил в нее всегда, даже в самые страшные моменты он знал, что колдунья его не предаст и не навредит, но сейчас тот яркий огонек доверия в его светлом взгляде погас. Никогда еще взгляд чародея не был столь холодным и безразличным. Магдалина с ужасом понимала, что в погоне за прошлым, за местью она потеряла единственного человека в своей жизни. Единственного и самого дорогого, уходящего на ее глазах. Брошенные с режущим холодом слова застревают в голове колдуньи как проклятье. Жалкое бессилие охватывает девушку, по неясным причинам она все еще стоит на ногах, борясь с желанием рухнуть на пол и залиться слезами от содеянного. Вместе с Оле она теряет ровным счетом все, что есть у нее и что могло бы быть, а исправить, кажется, уже нельзя ничего. Ни вернуть к жизни тело Мидаса, ни вернуть доверия Оле. Магдалина пребывала в том состоянии, когда страшно даже подумать о том, что может произойти. Она в буквальном смысле не была способна сделать шаг, в страхе, что навлечет еще больше бед. Словно трещины на полу были границей, за которую ей нельзя было переступать. Все, чего хотела сейчас девушка, вернуться в прошлое и настоять на том, чтобы уйти, впервые не доверяясь словам Оле. "Все будет хорошо", - ответил он, и этих слов было достаточно. Магдалина верила Оле, Оле верил в хороший вечер, потому что верил в Магдалину. А делал он это потому, что не знал одной из самых важных частей ее жизни. Расскажи колдунья ему всю историю, возможно, все сложилось бы  иначе, но она так стыдится этих воспоминаний. Собственной слабости и глупости, она стыдится того, что была отвергнута, словно этот факт сделает ее отныне непривлекательной. В страхе быть отвергнутой вновь, Магдалина старается подавлять в себе чувства, которые она испытывает к волшебнику, заставляя себя вновь возвращаться к старым, что в пору было отпустить. Сама же она препятствует своему возможному счастью. Только слепой мог бы не заметить, как двух, повстречавшихся не столь давно, но ставших друг для друга избавлением от губительного одиночества, волшебников тянет друг к другу. Это читалось в обеспокоенных взглядах, в неприлично долгих неловких паузах, в молчаливых посиделках ночью у костра, в пабах или других местах и случайных прикосновениях, которых с каждым днем становилось все больше. Сама того не осознавая, Магдалина все чаще, приближаясь к волшебнику, касалась его рук и спины прежде, чем заговорить, или вовсе молча. Она не замечала, насколько родным и привычным стал запах кожи Оле и его тихий и низкий смех. Все это было таким близким и нужным, но признаться в том, что за всем этим скрывались более глубокие чувства, колдунья не решалась даже себе. И даже сейчас, понимая неизбежность конца и весь ужас происходящего, она все еще не может это осознать.
Магдалина не знает, что сказать и сделать, как поступить. Времени на то, чтобы все обдумать, у нее было, но она этим не воспользовалась. Спустя десять минут она решается потревожить Оле, ушедшего на балкон. Его слова все еще сидят в ее голове, и ни единая мысль не может пробиться через пульсацию этой фразы. Да и что она могла бы сказать в этой ситуации. Она прекрасно осознает, как подло и низко поступила по отношению к волшебнику, используя его для достижения своих целей. Колдунья медлит, стоя у выхода на улицу, не решаясь отодвинуть тонкую ткань, сквозь которую видела стоящего спиной волшебника. Ей страшно от того, что она не знает, как себя поведет Оле. Его сложно назвать непредсказуемым и сумасшедшим, хотя и было в его душе что-то от безумного авантюриста,с головой уходящего в приключения. Магдалина еще ни разу не видела подобного взгляда Оле, каким он одарил ее несколькими минутами ранее.
[float=left]http://s7.uploads.ru/zufB1.gif[/float]- Нужно уходить отсюда, - и первая же фраза была одной из самых ужасных, что только можно было предположить. Своим словами Магдалина словно приписала волшебника к соучастникам, что не может оставаться без внимания. Она пытается смягчить сказанное, но вновь все выходит не так, как бы ей хотелось, - Я не хочу, чтобы стража или другие обитатели замка пришли сюда, и тебя бы обвинили во всем том, что произошло. Нужно расколдовать людей, и уйти, - она стоит за его спиной, не решаясь подойти и взглянуть в его глаза. Она омерзительна сама себе, все ее новые слова и действия - признак трусости. Она не может просто признаться во всем и раскаяться, не позволяя себе показаться слабой. Она не верит в то, что Оле сможет простить ее, а потому ведет себя так, словно все это было частью ее зловещего плана. Только ее дрожащие от волнения руки и подрагивающие губы, глаза, наполненные болью и слезами, и отведенный в сторону взгляд не скроются от внимательного чародея.
- Я не могу снять с него проклятье. Не я наложила его, - уверенность в голосе Магдалины под пристальным взглядом Оле становится все тише и робее. Ее душа под ним гнется и ломается на части, и, кажется, нет больше сил и причин сдерживать все те эмоции, что наполняют ее, - Я защищалась, - она произносит это очень тихо, перейдя на шепот, и заставляет себя взглянуть в его глаза еще раз. Оле стоит так близко, но впервые за последнее время это становится невыносимым. Единственное, что дает ей надежду - его гнев. Оле действительно зол и разгневан, и это значит, что ему не безразлично. И пусть сейчас он накричит на нее, отчитает хуже всех тех раз, что ей приходилось слышать его недовольные речи, пусть он пристыдит ее хоть тысячу раз и будет обижен и зол, но все это чувства - настоящие, сильные, обращенные к ней. А значит, еще есть надежда, шанс все исправить, нужно только переступить через собственную гордость и перестать уже бояться. Всего одно негромкое слово, которое сможет исправить. Только она раз за разом находит в своей голове оправдание действиям. - Я не хотела делать ничего подобного. Только напугать хотела, чтобы он исправил то, что сотворил с лесом, - и со мной...
Если каким-о чудом Оле простит ее, он непременно потребует того, чтобы Магдалина сняла проклятье с Мидаса. Только ей кажется, что молодой король вполне заслуживает того, чтобы некоторое время почувствовать на себе магию. Он поступил жестоко, намеренно делая это с живыми существами. Не поддавшись страху или интересу, не сняв после этого проклятье. Оставил весь лес в золоте, как и оставил саму Магдалину, обманутую, отвергнутую и с разбитым сердцем. А такие раны заживают не скоро, хотя и намного быстрее, если рядом находится человек, умеющий затягивать раны. Физические и душевные. Свои и чужие.

0

7

Он бы так и простоял на этом балконе целую бесконечность. Благо, проблемы со временем он не имел. Так бы и стоял, подобно каменному изваянию, пытаясь заглушить круговорот чувств и эмоций, таких ярких, господи, разрушающих. Как люди с этим живут? Как вообще можно жить с таким грузом и не желать Смерти? Вот же ирония — Оле может её даже не желать... У детей все гораздо проще, их эмоции чисты и прозрачны, сию секунду сменяются одна другой, не задерживаясь надолго. У стариков, впрочем, тоже, может, поэтому Оле и выбрал их, стал заботиться. Может поэтому он избегал людей в целом, этого близкого контакта и привязанностей, потому что жить одним мгновением всегда проще, чем жить ради кого-то. Он не хотел жить ни для кого, зная, что это опасно и приведёт к неминуемой гибели близкого. Но, кажется, именно это он и делал последние месяцы, сам того не замечая — жил не одним моментом, а разделял жизнь с ней, этой горной колдуньей, которой хотел показать весь мир. Лукойе не мог ответить, почему именно её он выбрал своей компаньонкой в этих путешествиях, почему так заботился о ней и хотел непременно удивить, что сделать было довольно сложно. Магдалина удивлялась чему-то редко, а, может, не подавала виду; зато каждый день она удивляла Оле, порой мелочами, порой грандиозными чудесами, вроде той разводной арки в горе и... Даже сейчас, обратив короля Мидаса в золото, она удивила волшебника настолько, что он до сих пор не мог прийти в себя. Не только эмоционально. С подобными чарами он сталкивался редко.
И скопление магии в этом дворце — слишком велико, чтобы не оставить её потенциальной энергией в кончиках пальцев. Кто-то должен был сорваться. Один из трёх колдунов на этом вечере должен был сдержаться, а остальные два устроить шоу. Такова закономерность, и ты, Оле, это прекрасно знал и ничего не сделал! Понадеялся на что-то и облажался по-крупному, и теперь не знает, как избавиться от всей этой каши и последствий, но пока понятия не имеет, как; а потому просто стоит на балконе, сдерживая горечь и боль в груди, стараясь выглядеть таким, как прежде, и уж никак не сломленным... Просто перевести дыхание и выключить ненужные чувства — почему природа обделила его этим даром, напичкав столь ненужными порой силами? Ему бы хотелось отключить некоторые, без них гораздо проще было бы, и, может, бесконечное число потерь не случилось бы, вроде того первого маленького мальчика, убитого Другим Оле. Почему эту способность подарили лишь Ему, а не разделили поровну между братьями? Наверное, забирать страдающие души нужно бесстрастно и хладнокровно, и Оле всегда так сочувствует брату, понимая, что сам бы никогда не справился с этой ношей, без тумблера, отключающего Сожаление. Ох, как бы сейчас Оле это пригодилось! Не должно быть так больно, так обидно, так че-ло-веч-но.
[float=left]http://savepic.ru/9867357.gif[/float]Когда за спиной слышится едва заметное шуршание тюли, и лёгкая поступь Магдалины касается позолоченного пола балкона, сердце Оле пропускает глухой удар и чувствует его в области глотки. Мощное такое уханье, словно внутри звонарь ударил в колокола, оповещая народ о воскресной мессе. Оле, кажется, ещё сильнее впивается руками в перила, сосредотачиваясь лишь на горизонте, не желая делать никаких шагов в сторону колдуньи. Это не его игра, не его дело, он сделал достаточно для неё, чтобы сейчас радушно предлагать помощь. Помощь, на самом деле, нужна сейчас ему.
—Идиотка. — Заключает Оле, нервно смеясь. Все это кажется ему таким отвратительно забавным и, без пыли в глазах, предсказуемым. Как можно было быть таким наивным? Оле ненавидит сам себя в этот момент, не в силах принять те чувства, что взыграли в нем на этом балу и несколько минут назад, не в силах даже принять не этот пресловутый обман, а собственную недальновидность и слабость. Так безрассудно довериться колдунье, попавшей в беду, посочувствовать ей и в этом сочувствии утонуть вместо того, чтобы узнавать о причинах ее горя. Он предпочёл не узнавать, по одной неизвестной ему причине, и сейчас корил себя за оплошность. Но больше всего Оле, даже сейчас, сочувствовал Магдалине, которая разочаровала его. —Ты не понимаешь, что делаешь и говоришь! Не приплетай меня к этому, потому что это не моё дело. Верно? Оно твоё, именно поэтому я не должен был ничего знать с самого начала.  — Насмешливый тон скрывает обиду, пожирающую душу волшебника. Оле не хочет щадить её чувств, как она не пощадила его, и все это кажется ему таким глупым и даже детским, что снова хочется рассмеяться – над собой. Неужели Магдалина думает, что может делать вид, будто ничего не произошло? Будто Оле обязан помочь ей, не смотря ни на что, потому что это он привёл её сюда и он за это несёт ответственность? Ну, она не ребёнок. Дети не заколдовывают людей в золото и не мстят за разбитое сердце. Дети так целенаправленно не причиняют боль — они этого попросту не умеют. Планы детей не просчитаны. Магдалина — не ребёнок. И это твоя первая ошибка, Оле Лукойе.
Нужно исправлять казус, Сказочник это знает, признаться, даже продумывает некоторые идеи по спасению пострадавшего ублюдка, которым Мидас еще больше теперь ему казался, но выложить всех карт так быстро не может. Нет уж, Магдалина должна сама искренне желать исправить то, что натворила, а помогать тем, кто не раскаивается Оле очень не любит. Хотя и помогает. Нужно расколдовать дворец и людей в нем, о чем Магдалина просит Оле, как единственного, кто не теряет головы во всем этом хаосе, но делает это как-то слишком грубо и бесцеремонно, как Королева, увы, несостоявшаяся.
—На этом вечере только одна королева и один король. Мы, милая, к этому числу не относимся, как бы ни хотелось тебе доказать обратное. Чего ты добилась? Поверь мне, в нем не взыграла совесть ни на мгновение, я это чувствовал. — Безжалостно продолжает чеканить слова волшебник, самому себе не отдавая теперь отчёта. Он бывает злым, очень редко, но бывает, и это пугает его самого, потому что быть злым он не должен. Не его это прерогатива, не его природа. В такие моменты он чувствует, как позволяет выигрывать Ему, снова и снова, ломаясь под гнетом человеческих эмоций и доказывая Ему то, что им обоим печально известно. Не бывает Света без Тьмы. Оле отчаянно хочет доказать обратное, не желая уподобиться брату, но терпит поражение. И лишь иногда радуется, что действует обратное правило — Тьмы без Света тоже не бывает. Они оба, так или иначе, доказывают друг другу то, что принять не могут, вместо того, чтобы принять самих себя, обе своих стороны, и прекратить вечную борьбу. Оле готов сквозь землю провалиться, коря себя за то, что даже сейчас думает о брате, словно это его вечное неразрушимое проклятье. И спасение от гнева — тоже. Оле Лукойе приходит в себя, делая шаг назад от Магдалины, понимая, что сократил расстояние между ними даже слишком. Ему вовсе не нужно показывать ей потемневшие глаза.
—Мне жаль, Магдалина, что тебе приходится видеть меня таким. Выходит, я ничем не лучше тебя. —Волшебник немного горько усмехается себе под нос, понимая, что... простил Её. Так быстро, так просто, словно она любимую вещь его разбила, а сердце; и отчего-то на душе становится немного легче. Главное отличие богов (как же Оле ненавидел это слово) от людей заключается в том, что им не нужно тратить время и нервы на ненависть и обиды. Ведь человеческая жизнь так ничтожно коротка, что обида порой может длиться годами... Годами бессмертия для одного и годами старения для другого. Главная истина, которую Оле сумел понять за свои тысячелетия — не стоит тратить силы на злобу, если не хочешь однажды обнаружить, что прожил жизнь зря, тратя её вовсе не на то, что следовало бы. —Гордыня — вот главный смертный грех. Высшая способность — гордыню усмирять и уметь прощать. Только это имеет значение. Границ между добром и злом нет, но лишь прощение сделает тебя лучше. Даже если знать об этом будешь только ты. — Он говорит это, зная, к чему подведёт в итоге, но едва ли он признаётся, что эти слова так точно говорят о нем, практически обнажают ей душу, потому что на деле волшебник произносит следующее: —Прости его. Даже подлецы заслуживают счастья. Идём, — Оле берет Магдалину за руку и утягивает обратно в залу, не отпуская руки и не давая вырваться. Если хочет исправить все, пусть следует за ним и делает так, как Оле скажет. Выбора у неё все равно нет. Они останавливаются лишь у золотой статуи, но Оле на неё даже не смотрит, его взгляд устремлён только на колдунью.
—Ты любишь его, Магдалина? Нам приходится многих в жизни отпускать, если невозможно удержать. И в этом, в общем-то, нет твоей вины. Просто человек выбирает не тебя. Не потому, что ты хуже, а потому, что... Не знаю, наверное, не судьба? Сердцу ведь не прикажешь, кого любить, а кого нет. И его вины, что он любит не тебя, тоже нет. Он разрушил твой дом, а ты, вероятно, его жизнь. Бояться случайно коснуться любимую и превратить её в золото — это страшная участь. — Говорит он ей, совсем как ребёнку, который начинает подрастать и постигать тайны взрослой жизни. Магдалина была одинока до его появления в её жизни, и ей некогда было разбираться в добре и зле, всех этих истинах и аксиомах, хитросплетениях судьбы. Ей никто не объяснял, что правильно, а что нет, и Оле становится даже немного стыдно за своё поведение. Никто не виноват в том, кем они являются и что делают. Оле тоже никто не объяснял, как жить, и на собственные познания ему потребовались столетия. Теперь он может помогать таким же потерянным и одиноким детям, направлять их на истинный путь и помогать слушать их сердца. В конечном счёте, он попросту должен заботиться о человечестве и если может спасти хоть одну душу, то он это сделает. Он хочет спасти Магдалину. —Есть один способ снять подобные чары. Ты слышала о волшебном озере Ностос и обитающей там сирене? Воды озера расколдуют короля. Если будешь доверять мне, мы сделаем это вместе. Но только если ты этого захочешь. Послушай своё сердце. — Оле отходит назад, желая видеть её полностью, а не цепляться взглядом за что-то одно, будь то глаза или волосы или ключицы. И ещё ему нужно сказать ей что-то важное.
—У них будет ребёнок. Девочка.

+1

8

Одним брошенным словом можно уничтожить человека, и в сегодняшний вечер Магдалина смогла убедиться в правдивости этой мысли. Ее называли разными словами. Чернокниженицей, колдуньей, ведьмой, проклятой, мерзкой, чародейкой, ворожеей, чудовищем и монстром. Людям свойственно бояться тех, кто отличается от них, и с такой мыслью к подобным наречениям Магдалина относилась спокойнее. "Идиотка" же, нервно сошедшее с губ волшебника, ее ранит в сердце, пересекая каменные преграды, которые она так тщательно возводила, чтобы уберечь себя ото всякого рода чувств. Столько злобы, столько презрения в одном коротком слове, столько разочарования. Быть может, люди совсем не напрасно кидают все те оскорбления - магия всегда несет за собой беды в неопытных руках, а Магдалина едва ли сделала хоть что-то хорошее и достойное в своей жизни, из раза в раз только и делая, что разочаровывая да предавая.
Так может быть пора перестать позволять кому-либо становиться близким для нее человеком? Каждый раз Магдалина заставляла окружающих чувствовать разочарование в себе, переставая быть кем-то важным, кем-то особенным и дорогим, совершая неприемлемые поступки или рассказывая о себе слишком много. До сегодняшнего дня колдунья была уверена: виной тому, что король Мидас оставил ее в тот день, были ее пугающие и завораживающие одновременно силы. Способности оттолкнули алчного юношу от колдуньи, но завладели его вниманием. Она не хотела думать о том, что вина за нелюбовь ее избранника не лежала ни на чьих плечах. Признать, что она просто, как выразился Оле, не была его судьбой, значило потерять цель жизни. По началу, ей казалось, что любовь - ценнейшее из всех земных благ, позволяющее дышать полной грудью и видеть совершенно иной мир. Что это чувство она готова пронести через всю свою жизнь, и не будет ни единого человека, что бы смог сравниться с важностью в ее жизни Мидаса. Не было ничего, что Магдалина не могла бы разделить со своей любовью, и она верила в это до последней их встречи. До того, как часть ее дара, часть ее самой не осталась отныне вместе с королем. Затем любовь сменилась бесконечной болью потери и предательства, которую она вновь была готова пронести через всю свою жизнь. Юношеский максимализм, излишняя увлеченность или отсутствие занятия - сложно выбрать в ряде причин только одну из них, все перечисленное сыграло свою роль. Ей просто было необходимо чувствовать хоть что-то в своей жизни, потому что запертая в своей горе, укрытая от всего мира колдунья должна была находить оправдание своей затворнической жизни. На деле же она никакая не грозная каменная ведьма, коей так старательно себя выдавала последние несколько минут жизни. Всего лишь загнанный собственными страхами в угол ребенок, которого волей судьбы некому было любить в детстве. Некому было объяснить ей все хорошее и плохое, некому было рассказать ей о том, что мир не так прост, как кажется, что она вовсе не является его центром и что далеко не все события и чувства обращены к ней. Такой маленький и глупый ребенок, который винит себя во всех грехах и бедах, но не может никому в этом сознаться. Не было рядом с ней человека, который смог объяснить все те простые истины, не было того, кто после всех ее ошибок и глупостей принял бы ее обратно. Вот такую, израненную и виноватую, подавленную и ненавидящую себя за все проступки и тяжкие возгласы. Магдалина хочет убежать в очередной раз в свои холодные переливающиеся в лучах редкого солнца малахитовые стены, чтобы в холодности горных озер утопить свои слезы. Вновь скрыться ото всех и забыться в собственной печали и боли. Боли от разбитого сердца, чьи осколки так беспощадно вонзились в грудь, боли и вины за содеянное - Магдалига не знала, что все те события прошлого так повернутся против нее самой. В даре, преподнесенному ею Мидасу, все вокруг видят лишь проклятье, когда как она считала это подарком. Подарком от тогда еще чистого сердца. Проклятый король - так величают отныне человека, способного облагородить любой материал золотом, и виной тому было желание одной колдуньи остаться рядом с ним. А теперь и его жизнь оборвалась лишь из-за девичьих обид. Но даже не это было самым страшным.
Столько яда, столько желчи и злобы в словах Оле Лукойе слышит колдунья, что сторонний слушатель непременно бы удивился. Неужели это тот самый волшебник, что сеет всюду добро и сказочные сны? Но Магдалине не приходят подобные мысли в голову, лишь одни слова бьются в ее безалаберной голове - заслужила. Всех этих упреков, грубых и больно режущих слов, этого ругательства и бесчисленных усмешек. Столько разочарования в неровном голосе волшебника. Она слышит все эти слова, и хочет закричать. Схватить Оле за руки и с молящим взглядом попросить поверить в последний раз. Она не хотела этого, на не знала, что все сможет обернуться подобным образом. Она ребенок, который не думает о последствиях. Да и никто не мог предсказать такой исход. Никто не мог знать, что силы, которые горная ведьма так легко может контролировать, будут так тяжелы для простого человека. Один и тот же дар в разных долях разделяют два человека, и Мидас не может справиться с малой частью того, что способна творить Магдалина, разве она виновата в том? Она действовала когда-то из лучших побуждений, пусть и преследуя свои цели, но никак не желая, чтобы магия для короля стала ядом, проникающим во все одним прикосновением.
Но что-то удерживает ее от громких слов. То ли осознание того, что в них будет недостаточно правды, то ли вновь самотерзание твердит о том, что все это она должна слушать молча. Она много раз поступала неправильно, но еще никогда ее не отчитывали. Детей учат всепрощению и доброте, и не спроста. Все деяния, совершенные с затаенной обидой или злобой, возвращаются троекратно, но на обидчика порой никоим образом не воздействуя. Вот и король Мидас, которому Магдалина так жаждала отомстить за содеянное, ни на секунду, по словам Оле, не почувствовал раскаяния. Только страх, который и подтолкнул его к тому, чтобы атаковать. Страх не только за свою жизнь, но и за жизнь другого человека, значащего для него гораздо больше, чем все то золото, что теперь было  его руках...  Ни золото, ни камень, в который Магдалина бережно заковывает себя из раза в раз, не укрывает от смерти. Камень не спасет при падении, не поможет ни в огне, ни в воде. На это способны лишь люди или всего один человек, готовый рискнуть всем и всея ради тебя одного, такого близкого и родного. Но все это нужно заслужить. Ведь нельзя просто так, без веских причин и без доказанной верности, стать важным и значимым в чьей-то жизни... или можно?
[float=right]http://savepic.ru/11714049.gif[/float]- Ты в сотни раз лучше меня, - все, что может выдавить из себя колдунья, по-детски потупив взгляд в пол. Она не пытается льстить или лукавить, о нет, только не сейчас. Она просто неспособна высказать вслух все то отвращение, что испытывает к себе самой. Но никто и не говорил, что от мести будет легче. Только познать простую истину можно только почувствовать тягость от вины и презрения после содеянного. Оле твердит о прощении и усмирении гордыни, но Магдалина не хочет слышать его. Она упирается, как самое капризное дитя, не желая принимать его слов. Она сожалеет о том, что сделала, но не считает себя неправой. Когда рука Оле касается ее ладони, по телу будто бы проносится разряд молнии, также неожиданно. Она не хочет возвращаться. Боится взглянуть на замерших в полусне людей и на золотую статую посреди зала, и оттого отводит взгляд, стараясь зацепиться хоть за какую-нибудь вещь в помещении, которая бы своим блеском не возвращала ее в памяти к застывшему в ужасе королю. И колдунья решается взглянуть в глаза Оле. Ей хочется раствориться в усталом взгляде волшебника, перестать терзать себя за все. Отчего-то ведьму посещает странное желание коснуться лица ее спутника. Ее руки горят от волнения и переживаний, а лицо Оле и его глаза словно потеряли какую-то искру. Веру. И Магдалина хочет ее вернуть, всеми силами. Снять проклятье с Мидаса не для того, чтобы помочь ему, а чтобы Оле вновь поверил в нее, потому что видеть эту пустоту в его всегда живом взгляде было невыносимо.
Ответа на вопрос Оле нет - любит или не любит? Все уходит на второй план, и вина, которая проедает изнутри девушку, это вина перед Оле. За предательство, за то, что она не сдержалась этим вечером, за то, что не рассказала всей правды, смалодушничала столько раз, что стыдно сказать, и это все после того, что он сделал для нее. За то, что он заставил ее хоть раз в жизни почувствовать себя особенной в лучшем смысле этого слова. Оле искренне восхищался ею, восхищался ее способностью, и пусть он не говорил этого вслух, но глаза и изумление на ее лице были гораздо красноречивее. Даже прося не пускать способности в ход, он объяснял это тем, что их смогут легко найти, потому что другой такой магии он еще не встречал. И это было важным для Магдалины. Контролировать свои силы она могла, а потому никогда не давала им волю, попросту не зная их границ. Она делала робкие и неуверенные шаги, ступая по скользкому льду, а Оле протянул ей руку. Доверяя и веря. И неважно, верил ли он во всех или только в нее одну. И потому она соглашается пойти к какому-то загадочному озеру. Чтобы искупить свою вину и постараться вновь заслужить его доверие.

Ночью Оле оставляет ее наедине со своей болью, виной, терзаниями, гневом и прочими разрывающими на части душу эмоциями, а из головы не выходит мысль о будущем ребенке Мидаса. И только тогда Магдалина позволяет себе разрыдаться, прижимая холодные руки ко рту, изо всех сил стараясь утопить в ладонях и слезах крик. Пальцы тянулись к груди, будто старались вытянуть из кожи невидимые шипы. Дрожащая от сбившегося дыхания и слез спина, плотно прижатые к животу колени - такая слабая. Она не смогла бы заплакать перед волшебником. Ему и так удалось видеть ее и испуганной, и подавленной, и счастливой - слабую и жалостливую себя она показать не смела, считая это постыдным. Только все это волшебник давно прочел по ее глазам. Слезы постепенно переходят в мучительный вой, а боль в груди становится жгучей. Она не может разобраться со всем тем, что происходит в ее голове и душе. Мысли не приводятся в порядок, вспышками в памяти возвращаются прожитые мгновения вечера, а все попытки успокоится на приходят к успеху. Она лишь прижимает голову к земле, то сжимая в руках траву, то вырывая ее из земли. Когда же истерика отступает, она обессиленно лежит на траве и смотрит в ночную тьму, поглотившую собой всю округу. И нигде нет лунного света.

- Почему, Оле? Почему ты остался, после всех этих ужасных вещей? - Магдалина нарушает повисшее между двумя людьми молчание. Ей по-прежнему отвратительно и гадко на душе, и она не заслуживает знать ответа на этот вопрос, но все же надеется получить его,- Я сожалею о произошедшем, - Магдалина останавливается посреди дороги, набираясь сил и решимости для того, чтобы продолжить, но не может подобрать слов, продолжая стоять. Она не обдумывала этих слов ранее, о чем успела пожалеть сейчас, - Я прошу у тебя прощения за то, как подло я поступила, - слова даются ей тяжело, но она не хочет останавливаться, - Мне тяжело об этом говорить, но я готова тебе рассказать о том, что случилось до нашего с тобой знакомства, потому что ты имеешь право знать. После всего того, что ты сделал для меня. Ты хочешь это услышать?

+1


Вы здесь » UNTOLD STORIES » Прошлое » How many times have I hurt you?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC